Когда-то здесь. Кровь

Когда-то здесь. Кровь
Дата съёмки [1919-1920 гг.]. ОГКУ ГАИО, Фотофонд

В Сибири не было войны, но бесконечны павших списки…

Когда-то здесь БЫЛА война. Пусть не та, о которой написаны эти строки, хотя и та вошла в городе в каждый дом. Война прогрохотала майской ночью 1918 и ушла на юг, чтобы позже вернуться. И хотя в телеграмме в Мариинск передавали: «Большевистская власть арестована. В Новониколаевске переворот окончился в 40 минут. Жертв не было», кровь всё же пролилась. Но что значат несколько жизней венгров-интернационалистов? Земля впитала.

А дальше началось… Гражданская война: белые, красные, зелёные (из крестьян, которые были только за себя и свою спокойную жизнь, а воевать приходилось против всех). Оказалось, что кровь у всех у них одного цвета. Белые преследовали красных на Алтае, где сейчас стоит немало обелисков жертвам гражданской войны, красные не оставались в долгу – новониколаевские газеты нередко публиковали некрологи, крестьян карали и те, и другие.


Газета «Родная речь» приглашает на панихиду по убитым воинам

Расстрел «при попытке бегства» большевистской верхушки по пути из арестного дома в военный городок – земля впитала, 104 изрубленных мертвых тела в Вагановском логе – и здесь впитала, а ведь бежали, наверное, целые ручейки по ходу подводы от тюрьмы и до оврага. Красные дорожки на белом снегу.

Оба этих места сейчас под толщей земли – засыпали при ликвидации каньона Каменки. Но, нечастый в городе случай, память о них сохранилась – в виде братской могилы в самом центре города – той, откуда вырывается каменная рука с факелом, долгое время бывшим символом Новосибирска.


Здание бывшей тюрьмы, где было совершено множество казней. Справа – строится ещё один символ города – будущий Оперный театр – Сибирский Колизей, а в Колизее тоже проливалось немало крови

Искусствоведы и критики полагают, что драма весьма свойственна русскому характеру и менталитету (как собственно, и критика, если уж на то пошло), мы любим свою кровавую историю, ведь если бы её не было, то что было бы: тихое благополучие, добрососедство и скучная жизнь провинциального городка? Нет. В центре города у нас братская могила, тут и там мы находим стреляные гильзы, энтузиасты всё ещё ищут, где похоронена Евдокия Борисовна (товарищ Дуся) Ковальчук, другие энтузиасты в поисках братских могил погибших от тифа…

Было и ещё страшное, о чём не все знают. 14 декабря 1919: в город уже вошёл тиф и на подходе Красная армия, в тюрьме уже докалывают заключённых – идёт зачистка перед отступлением, все, кто может бежать, бегут из города, создавая огромные пробки в оврагах и снежных заносах и обрекая себя на плен и, вероятно, смерть. Белые взрывают железнодорожный мост, аэропланы дают очереди по городу (судя по воспоминаниям военнопленных – было и такое), военные убивают сдавшихся, оставляя их тела на льду Оби – уж река-то точно впитает! – а горожанам остаётся прятаться по домам и молиться, утешаясь, что «ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день». Последний день ещё не наступил, хотя многим тогда должно было так казаться.

Действительно ли здесь не было войны? Думается мне, была. Но город выдюжил. Отмылся от крови, не без труда, но похоронил сотни мёртвых, со временем изгнал и тифозную вошь – тихую пособницу Колчака. Отдохнуть бы городу.


Редкий вид: и дом Ленина с мавзолеем на крыше, и пока еще не снесенная часовня, и каменная рука, вырывающаяся из Аида. Или что там говорит о загробной жизни диалектический материализм?

Следующая кровь пролилась в январе 1924, к счастью, метафорическая: умер Ленин. Гудели в день его смерти все сигналы всех заводов и пароходов, плакали женщины и дети, а в день похорон 27 января 1924 года 40 тысяч тогда ещё новониколаевцев в сорокаградусный же мороз собрались у братской могилы, чтобы проститься с вождём «в прямом эфире». Вышли с факелами, настоящими, не каменными, слушали, что «говорит Москва», а с неба аэроплан разбрасывал красные ракеты, как кровавые слёзы по Ильичу. Красиво. Драма.

Зачем вообще помнить о грустном? Каждому своё: кому-то, чтобы искать историческую справедливость и против чего-то бороться, кому-то, чтобы тешить свою причастность к народу, любящему драму, кому-то, чтобы искать баланс между кровавой барыней и кровавой Мэри, кому-то, чтобы полюбить свой город – пусть и за мУки, а не за красоту и объективный комфорт для жития.

Не думаю, что это лишнее, ну а вы решайте сами.

И пусть кровь будет больше про жизнь.


Сложно подбирать фотографии к тексту про замученных и убитых людей. Они есть, но… «поскольку следующая сцена отличается крайней жестокостью, вы увидите вместо неё фильм из жизни лангустов». Хоть пошучу напоследок!

Подписывайтесь на SibNOVO в телеграм